Алексей Кияйкин (Посадник) (posadnik) wrote,
Алексей Кияйкин (Посадник)
posadnik

Category:

и снова вынимая из комментов непонятно что

обсуждая киномузыку, бросил фразу, к которой потом стало нужно вернуться - советская массовая песня была в кризисе уже в 60-е годы. В течение одного поколения - с 60-х по 80-е - из общественной памяти исчезли действительно всенародно известные песни - в смысле, то что народ сам выбрал таковым. В 60-е еще была понятна как мем цитата "шумел камыш" в облачке речи персонажа в карикатуре - всем известная застольная песня. В 80-е уже вряд ли кто-то мог ее продолжить дальше первого куплета, да и тот нужно было напрячься вспомнить. Композиторы массовую песню забросили - о чем прямо писал председатель союза композиторов Богословский, то ли в статье по итогам обсуждения фильма "Срочно требуется песня", то ли независимо от нее - где прямо заявил: у этих самых бардов формульные мелодии, но они выполняют тот самый общественный заказ, который не смогли выполнить профессиональные композиторы-песенники, пренебрегавшие массовой песней в последние годы ("Срочно требуется песня" выходил емнимс в 67-м).
Но - это была уже не всему народу известная песня, это был всего лишь фольклор самой активной (и модной) части общества - молодых ИТРов, готовых играть по правилам, предложенным советским государством. В смысле, всерьез делать мир и человека лучше. В 60-е годы это была жызнерадостная "студенческая песня" (ау, Гайдай), потом "самодеятельная" (по предложению конференции в Петушках - в смысле self-made people), с легкой хромотой на моджные развлечения студенческой молодежи и тему гражданской войны (мода вброшена в хрущевские времена) и Отечественной (с 1965 года), потом с более широкой тематикой и поспокойнее. Это не была всенародная песня - но нечто довольно к ней близкое, особенно с тех пор как барды прописались в советском кино (как минимум, 1965-80).

А с 68-го стала ощутима перекодировка ценностей у самой активной части общества - теперь стала входить в моду фронда. Вялая скрытая ("кухонное диссиденчество") - и явная. А где фронда - там песни протеста, такскыть. Иначе говоря, выросла аудитория, посылающая всерьез и надолго все эти "ветры яростных атак" (кто увидел там неявную отсылку, и не к Кобзону - она там есть), и она хотела других песен. Сначала злобных бардовских, вроде мерзкой "Этой роты", потом и более агрессивные музыкально - и их получила. С конца 60-х в моду в СССР входил рок. И опять это была не всенародная песня, а песня самой активной части общества, которая опять была сопливо-молода и уверена что все должны любить то, что любит она. И на этот раз с еще более незрелой психологией в песне. А общество в те же годы неуклонно расслаивалось. Одни ставили на лобовое стекло Сталина. Другие крутили по квартирам "Господа офицеры, голубые князья...". Третьи превращались в старосветских помещиков на трех сотках. Четвертые всерьез пытались играть по правилам позднебрежневского СССР, с совершенно имперско-колониальной романтикой БАМа и севера. Песни из телевизора на всех не растягивались - ну, "Светит незнакомая звезда", ну песни из "Москва слезам не верит", ну "Есть только миг...." - и, в общем-то, все. Параллельно с телевизором существовала кабацкая песня (во всех изводах, от Аярова (ЕВПОЧЯ) до эмигрантов магнитофониздата) - но она все больше уходила в песни для самой кредитоспособной части посетителей ресторанов, и замешана она была на танцевальности и сервильности. Так что опять же обслуживала не все общество, а только хозяйчиков жизни. Позже она и превратилась в "русский шансон", слегка хлестнув по русскому року.

И - хоть сколько-нибудь взрослой массовой песни к концу 80-х не осталось. Про то, что важно и интересно взрослому, а не подростку. Либо шлягеры для поплясать в кабаке (в 90-е обгаживалось все советское - но песни Аркаши Северного для советских кабаков остались неприкосновенны!!! Более того, вся музыка с музыкальных каналов постепенно стала классической кабацкой попсней - найдите там старые народные песни, кантри, босанову или французский шансон. А потом сравните с тем, чем в Ирландии стал совершеннейший новодел the Fields of Athenry), либо песни для великовозрастных подростков. То, что можно спеть в любой случайной (взрослой!!!) компании, чтобы могли подпеть и чтобы не возникало конфликта из-за тематики - хватит максимум 2-3 рук, чтобы подсчитать, со всеми "дворовыми песнями". Это просекли даже самодовольные хомячки на свежеприватизированном телевидении - и попытались спасти положение, заново вбросив советские песни. Да, я про ПНВ-1 и ПНВ-2. Причем, было видно за километр что песни это - не их, что пиджачок-то велик. Но другого-то все равно не было. Слегка спасали положение римейки и римейки римейков в рок- и бардтусовках, аналогично крутилась с полубюаровским, полукабацким репертуаром "Наша гавань", воспринимаясь как милое ретро - но опять же, на ура эти песни шли только внутри своих микротусовок. Общество фатально не имело общих песен - наверное, со времен песен группы "Любэ" к сериалам. Но и кино теперь не поет - оно молчит, ставит бездарный музончик или пытается лизнуть одну из старых тусовок - чаще всего рокерскую. Начавшаяся было в середине десятых годов деатомизация общества так и ушла в никуда, новых песен не породила, а старые песни (всем известные) сегодня - это максимум Цой.


(...и мне вот интересно: казалось бы, при чем здесь пропаганда эгоизма личного самовыражения, которую Запад вел на себя самого с начала молодежной революции, а на СССР - как минимум, с конца 50-х? И как сюда вписывается Бобби Патнэм, с его "Боулингом в одиночку"?
Может быть, позже получится сказать.)


Вот как-то так.


Tags: день без провокаций - считай потерян, думать, неполиткорректное, нынче солдату худо без песни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments