April 28th, 2013

вот как-то так

В час перед первым светом,
В час когда все заснули,
В час когда серый холодный ветер бродит по мостовой,
В час когда снится небо
Злой одинокой пуле,
Тихая бабушка Джейн Фурсенко вспомнит свой первый бой.

Пусто в холодном доме,
Зубы лежат в стакане.
В маленькой кухне ни корки хлеба, пепельница пуста.
Небо в холодных звездах –
Где-то за облаками;
Бабушка Джейн покидает тело, медленна и чиста.

(Там, на полвека раньше,
Снова храпели кони,
Хмуро вставало седое солнце, даже не жгло глаза.
Было светло и страшно,
Пахло огнем и кровью... -
Больше, наверно, уже не вспомнить, больше не рассказать.

Как объяснить, что лучше
Было уйти со всеми,
Чем дожидаться прихода смерти в вечно чужой стране?
Больше не греет душу
Полуживое время –
Скоро оно, вместе с Джейн Фурсенко, кончится насовсем.)


Скоро исчезнут вовсе,
Вместе с прошедшим веком,
Люди, что помнили Джейн Фурсенко, дети другой страны.
Снова проходит осень
Вверх по холодным рекам;
Спрячет постылых под первым снегом – ей они не нужны.

Но, собирая силы
Перед последней дракой,
Кто-то весной поднимает к солнцу радостные глаза:
«Бабушка Джейн Фурсенко –
Я не умею плакать,
Брось за меня хоть слезинку с неба, я не вернусь назад…»